© 2016 Артем Джигит.

МИХАНКОВ

Сергей Сергеевич

Художник и поэт Сергей Миханков Родился в 1969 г. Учился в ЛГУ. Работал фотографом, дизайнером. Картины находятся в частных коллекциях в России и за рубежом 

Официальный сайт

Время не будет звучать

Время не будет звучать

Если сам не считаешь минут

И не так уж трудно начать

Превращать тишину в звук

 

И из самых своих глубин

Доставая свое я

Говорить с ним один на один

В свете нового дня.

Цветы ложатся спать

Цветы ложатся спать, ложатся спать,

Чтобы умыться росой по утру, росой по утру.

Люди выйдут на поле, чтобы косить,

Чтобы пахать, кого- то сажать!

Это для денег!

 

Цветы ложатся слать,

Чтобы умыться росой по утру.

Люди выходят на поле ставить забор,

Бить в барабан, вершить приговор!

Это для денег!

 

Люди выходят на поле, чтобы копать

Ямы для всех. А после забыть!

Каждому надо успеть нажать на курок,

Спрятаться в дом, повесить замок!

Это для денег!

 

Цветы ложатся спать,

Чтобы умыться росой по утру!

Сегодня я буду бить зеркала

Сегодня я буду бить зеркала.

Видно с несчастьем я связан навеки.

Радость растает, как белые снеги

Теплой весною, что рано пришла.

 

Шаги твои в пустой квартире

Былые воскресят года.

И все, что было в этом мире

Запомнишь раз и навсегда

 

И наше поле, темный лес,

Воздушный замок до небес,

Который нами так любим.

Над этим всем – табачный дым.

 

Не отрекаюсь, восходя на круг

Желаний буйныx и сомнений,

Чтобы едва коснувшись губ,

Упасть в покой твоих творений.

 

И с потухших свечей оплывает

Позабытый в столетиях воск.

Наведенный с усердием лоск

С торжества, как листва, опадает.

 

Мы уходим и молим о том,

Чтобы к нам возвращались мгновенья

Тихой памятью наслажденья

И надеждой в наш старенький дом.

 

Сколько спето веков

Сколько спето веков, пройдено слов

Каждый выстроил храм, выбрал алтарь.

Невпопад вразнобой эти тысячи лет,

История войн.

Каждый жертву принес ­

Этой жертвою он был сам.

Каждый выбрал свой путь

На просторах судьбы.

Кто по солнцу ушел,

А кто по звезде,

А кто просто так,

А кто по воде ...

 

Зная много наук, много оков,

Зная судьбы других в пересказе слов.

Через тысячи лет мы не знаем кто мы,

Посмотрев на себя.

Каждый жертву принес –

Этой жертвою он был сам.

Каждый выбрал свой путь

На просторах судьбы.

Кто по солнцу ушел,

А кто по звезде,

А кто просто так,

А кто по воде ...

 

Я не ведал ни сном, ни духом

Я не ведал ни сном, ни духом,

Когда пули свистели над ухом,

Когда смерть подходила близко

Что я стану здесь обелиском

 

На земле искореженной болью,

Растревоженной нашей кровью,

Где и небо помочь не в силах

Всем погибшим солдатам России.

 

Здесь о каждом не сложено песен,

Здесь ведь каждый второй неизвестен,

Кто свинцом, кто штыком, кто зубами

Эту землю вращал под ногами.

 

Мы были красивыми 

Мы были красивыми в возрасте младшем,

Но стали глупее, когда стали старше,

А там, что не важно, становится важным

И не отделить правду жизни от лжи.

 

Может быть, мы разобьем этот город,

Но за этим встанет другой!

Может быть, мы раскачаем деревья,

Но ветру на это плевать!

 

Может быть, мы раскачаем устои,

А что же будет потом?

Жестокие игры приводят к насилию –

Даже дети готовы стрелять!

 

Мы сами себя погубили,

Привыкнув молчать!

 

Там, в Краю Теней 

Там, в Краю Теней

Среди огней

Живет мой Ангел Нежный.

Здесь в Стране Огней

Среди теней

Дышу одной надеждой,

В то, что я не так уж плох

И через день или год

Высокий колокольный звон

Соединит нас,

И мы как прежде,

Еже одной звездой

Украсим небосвод.

 

Нам среди всех дней,

Среди ночей

Прожить одной надеждой ­

Там в Краю Теней

Среди огней

Твоей любовью прежней,

Тем, что я не так уж плох,

И через день или год

Высокий колокольный звон

Соединит нас

И мы, как прежде,

Еще одной звездой украсим небосвод.

 

Мы были знакомы

Мы были знакомы с тобою всю жизнь –

Тысячи лет и тысячи зим.

Ты слушала «Битлз»,

Я – «Лед-Зепелин».

Ты – Горное Эхо,

Я – Ветер Равнин.

Ты мне смотришь в глаза,

Я почти, что правдив,

Ведь твой лучший любовник

Безумно ревнив,

И он ждет мою правду,

Как тело твое,

Он не знает где зло, где добро.

 

Да мы были знакомы с тобой.

Ты считала, так будет всегда,

Но забыла, что я не герой,

А я устал превращаться в года.

И пускай тебя любит другой.

За высокой железной стеной

Он спрятал тебя

От назойливых глаз,

От назойливых рук он поставил забор –

Тебя спрятал он, словно украл.

В заколдованный круг,

В заколдованный мир

Тебя спрятал он, словно убил.

 

Мы были знакомы с тобою всю жизнь –

Тысячи лет и тысячи зим.

А теперь ты одна и пока я один.

Ты – Горное Эхо,

Я – Ветер Равнин.

Ты мне смотришь в глаза,

Что же видишь ты в них?

Сотни тысяч озер и один смелый стих

О том, что мы знали с тобою друг друга всю жизнь.

 

Мы стоим под балтийским небом

Мы стоим под балтийским небом,

Сапогами вросли в сырую землю,

А вокруг рыщет волчья стая

И кружит воронье над нами.

 

Три святых всей Руси великой –

Дегтярев и Макаров, Стечкин

Вот плывут во ладье широкой

По Неве, по Неве – по речке

 

С берегов народ руками машет,

С образов глядит Калашников

И цветет вокруг иван-да-марья

И над всеми летит Гагарин.

 

Приуныл в мавзолее Ленин,

Из лесов стрельцы бегут за Грозным,

На Руси лишь убогим вольно.

С водки – грусть, с девок – сердцу больно.

 

Мы стоим под балтийским небом,

Сапогами вросли в родную землю.

В небесах архангельская стая

И вместе с ними кружит Гагарин.

 

Я забыл, что читал

Я забыл, что читал

И дороги, которыми шел.

Я забыл, что искал

И названья того, что нашел.

Я забыл, кем я был

И места, где когда-то бывал.

Я не помню с кем пил

И, конечно, на чьи выпивал.

Только все серебро

Этих строчек, слогов,

То, что я отыскал,

Если б я найти смог

В этих прелестях фраз,

Профиль или анфас.

Я Вас так написал.

Только где Вы сейчас?

Я так часто летал

Видел близко твои небеса,

Но однажды упал

И теперь не имею ни пса.

Я забыл свои крылья

В какой-то пивной на углу.

Ты мне можешь не верить,

И вполне вероятно, я вру ...

Только все серебро

Этих строчек, слогов,

То, что я отыскал,

Если б я найти смог

В этих прелестях фраз,

Профиль или анфас.

Я Вас так написал.

Только где Вы сейчас?

Я сменил свое имя

И со страху залез в мерседес.

Я забыл, что у Бога

Че Гевара был крестный отец.

Я запомнил свой крик

Для крещенья заполнил купель.

Время года не помню,

Но в ушах раздается капель.•.

Только все серебро

Этих строчек, слогов,

То, что я отыскал,

Если б я найти смог

В этих прелестях фраз,

Профиль или анфас.

Я Вас так написал.

Только где Вы сейчас?

 

Тихий вечер, пять минут от грозы

Тихий вечер, пять минут от грозы

В небе стайкою парят дирижабли.

Ты лежишь в брильянтах росы

И на ушко шепчешь мне: "Крибле-крабле".

 

Отгорает на востоке закат

Остывают на плите макароны

И на вахту заступает отряд

Противовоздушной обороны.

 

Если враг границу перейдет,

Ты предложишь мне, послать их в жопу.

Все равно мы от востока не спасем

ЗаWiпdованную в матрицу Европу.

 

в деревнях лицензионный самогон

Не влезает на китайские болванки.

Мы его напополам с росою пьем

Сочиняя то ли «хок-ку», то ли «танки».

 

Там каждый шаг и каждый вздох

Там каждый шаг и каждый вздох,

Там каждый взгляд и каждый слог

Кого-то спас, кого сгубил,

Там, кто страдал, а кто любил.

 

И ветер слезы утирал.

Веселье с ив и грусть с берез.

Узнав ответ, не ведая

Каков вопрос.

 

И я там был, звучал тамтам,

Горел костер, плясал шаман,

И странных звезд струился свет

На все, что есть, чего там нет.

 

И я ушел, неся свой крест

В свободный мир, где нету мест.

И в тишине звучал тамтам,

Горел костер, плясал шаман.

 

А искры душами летели к небесам.

К ногам туман, как верный пес.

На все ответы есть вопрос ...

Но только, почему-то, не наоборот

Так-то вот!

 

Все поезда, в конце концов,
идут на север

Все поезда, в конце концов, идут на север

А корабли – всегда плывут на юг.

Но, к сожаленью, не очистит клевер

Кровосмешенье утомленных рук.

 

Все самолеты ищут путь на запад

Все пешеходы рвутся на восток.

Но, все равно, ты помнишь вкус и запах

Реки, что камни вымыла в песок.

 

Ты в поездах хватайся за стоп-кран,

А в самолет бери последний парашют,

Жак Ив Кусто подарит акваланг,

А на Тибет потомки отнесут.

 

Все поезда, конечно же идут,

Все корабли, естественно, плывут,

Все самолеты – встанут на крыло,

А ты уйдешь в открытое окно.

 

Ты будешь слать e-mailы с облаков,

И саун-треки поднебесных тем

На мой компьютер позабытых снов

И в мой реестр транспортных проблем.

 

Ты в поездах хватайся за стоп-кран,

А в самолет бери последний парашют,

Жак Ив Кусто подарит акваланг,

А на Тибет потомки отнесут.

 

Луна в цветах и слезы с эполет

Луна в цветах и слезы с эполет

Любовной лирики отъявленного мата.

Искал я будущее в прожитых приметах,

А божий промысел в криминальных фактах.

 

В ее глазах – разведчика в засаде,

В ее руках – прощального полета,

В ее губах, нацеленных к расплате,

В ее груди – ручного пулемета.

 

Я ждал, когда придешь ты десять суток,

Вынашивая десять планов тайных.

В моей обойме десять проституток,

А в памяти десяток битых файлов.

 

Я знал всегда, что красота опасна,

Но это знанье, для с рождения убогих.

Я ждал врача, конечно же, напрасно,

А ты опять лечила очень многих.

 

Но я, когда-нибудь, конечно же, поправлюсь

Капканов разных на тебя поставлю,

И самой крупною картечью расстреляю

Я твой портрет, повешенный на память.

 

Луна в цветах и слезы с эполетов

Любовной лирики отъявленного мата.

Искал я будущее в прожитых приметах,

А божий промысел в криминальных фактах.

 

Осень, стакан портвейна

Осень, стакан портвейна

Окна с видом на сад

Из Нижнего Пронаямска

Нет дороги назад.

 

Я сидел ни о чем не думал,

Все отложив на потом

Но тут открылись двери

И ты вошла в мой дом.

 

Ты сказала мне: «Я твой ангел!»

Показала крылья в прихожей

Руководство по эксплуатации

Паспорт и подорожную

 

Тебя делали в КБ Туполева

По заказу небесных врат

С доставкой в один конец

И без возврата назад.

 

Твоего серийного номера

Нет счастливей числа

Тебе не нужны ни топливо

Ни взлетная полоса.

 

Удобное управление

И вечный боекомплект

И даже есть гарантия

Без ограничения лет.

 

Ты сказала: «Все будет в порядке.»

И, что нас уже двое

Что ты будешь немного сзади

И чуть левее запоя.

 

Направление – северо-запад,

Чтобы сердцу остыть,

Отучиться ругаться матом

И что ни попадя пить.

 

Потом на юго-востоке

Из мозгов удалить туман.

Я согласно кивнул и тут же

Поставил второй стакан.

 

Крылья стоят в прихожей,

Под столом – боекомплект,

Галерея пустых бутылок

И пачек из-под сигарет

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now