© 2016 Артем Джигит.

ГРИГОРЬЕВ
Дмитрий Анатольевич

Уймонская степь

Быстро катится Катунь,

Кони ходят по реке

Ну а ты читаешь книгу

На чужом языке,

 

Не написано вней

Что бормочет вода

И небесных коней

Не загонишь туда.

 

Эй, Уймонская степь,

Мне бы здесь умереть,

Да хочу к тебе вернуться

Чтобы песенку спеть

 

Как один старовер

По утрам топит печь,

Беловодье за горой

Ему поручено стеречь,

 

И ключь камень от горы

В сердце спрятан у него,

Ну а ты читаешь книгу

И не знаешь того,

Что в Уймонской степи,

Мне бы взять умереть,

Да хочу к тебе вернуться

Чтобы песенку спеть

 

Как шаман у берез

Обустроил жилье,

И осколками звезд

Заряжает ружье,

 

Он отправится в путь

К своим страшным богам,

Да и мне не заснуть:

Бьет земля по ногам,

 

Тащит в дикую степь,

Где по пояс трава,

Мне бы песенку спеть –

Да забыл все слова.

Хозяин реки

Она приходит к реке каждый вечер

С кувшином пустым и тихо поет,

Даже круги на воде застывают,

Когда слышат песню ее

 

О том, чья кожа в мазутных пятнах,

У кого на лице не улыбка, а шрам,

Он в камышах, словно ветер, спрятан

И появляется лишь по утрам…

 

Острый нож мои пальцы сжимают,

Мое сердце – лягушка, мой дом – тростники,

Каждую ночь схожу с ума я

И жду хозяина этой реки,

 

Я стану им, а он станет смертью,

Я стану ветром, он станет никем,

Ведь добыча моя – всего лишь сердце

Той, что приходит к этой реке

***

Кто сказал «ярка яранга огня»,
кто спрятался среди белой тьмы,
маленький дом построила для меня
северная женщина посреди зимы,

звенят бубенцы — собак запрягай,
песней протяжной лети на край
этого мира, где птица пурга
в небе поёт про чукотский рай:

там наверху кончается лед,
и звёзды на берег выносит прилив…
Но птица напрасно меня зовёт —
я и так живу на краю земли,

и её полёт — это мой пролет,
останется только перо в руке,
а песня её растает как мед,
тягучий мёд на моем языке.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now